«продают себя для реакционных козней»

«продают себя для реакционных козней»

Люмпен (нем. Lumpen — лохмотья) — деклассированные опустившиеся люди, босяки, нищие.
Понятие «Люмпен» впервые ввел в разговорную речь основоположник коммунистического учения Карл Маркс: «Люмпен-пролетариат, этот пассивный продут гниения самых низших слоев старого общества, местами вовлекается пролетарской революцией в движение, но в силу всего своего жизненного положения он гораздо более склонен продавать себя для реакционных козней» (Карл Маркс, Фридрих Энгельс «Манифест коммунистической партии». Глава первая. «Буржуа и пролетарии»)

«Люмпены — это люди, не желающие и не умеющие работать. Не имеющие ни собственности, ни этических норм, безответственные, не умеющие планировать даже свою судьбу» («Новая газета», № 131, 19 ноября 2012 года)

Синонимы слова «люмпен»

  • Чернь
  • Плебс
  • Низы
  • Толпа
  • Стадо
  • Алкоголик
  • Бич
  • Бомж
  • Бродяга
  • Босяк
  • Преступник
  • Нищий
  • Деклассированный элемент
  • Гопник

Что такое люмпен?

Шариков — люмпен, гениально показанный Булгаковым

Шариков — люмпен, гениально показанный Булгаковым

«Филипп Филиппович сидел у стола в кресле. У портьеры, прислонившись к притолоке, стоял, заложив ногу за ногу, человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие, как бы кустами на выкорчеванном поле, а лицо покрывал небритый пух. Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными кисточками раскиданных бровей начиналась густая головная щетка. Пиджак, прорванный под левой мышкой, был усеян соломой, полосатые брючки на правой коленке продраны, а на левой выпачканы лиловой краской. На шее у человека был повязан ядовито — небесного цвета галстук с фальшивой рубиновой булавкой. Цвет этого галстука был настолько бросок, что время от времени, закрывая утомленные глаза, Филипп Филиппович в полной тьме то на потолке, то на стене видел пылающий факел с голубым венцом. Открывая их, слеп вновь, так как с полу, разбрызгивая веера света, бросались в глаза лаковые штиблеты с белыми гетрами. Филипп Филиппович повертел головой и заговорил веско: «Спанье на полатях прекращается. Понятно? Что это за нахальство! Ведь вы мешаете. Там женщины». Лицо человека потемнело и губы оттопырились: «Ну, уж и женщины. Подумаешь. Барыни какие. Обыкновенная прислуга, а форсу как у комиссарши»…. Филипп Филиппович глянул строго: «Окурки на пол не бросать — в сотый раз прошу. Чтобы я более не слышал ни одного ругательного слова в квартире! Не плевать! Вот плевательница. С писсуаром обращаться аккуратно. С Зиной все разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите! Кто ответил пациенту «пес его знает»!? Что вы, в самом деле, в кабаке, что ли?». «Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, — вдруг плаксиво выговорил человек» (М. Булгаков «Собачье сердце»).